March 24th, 2009

Остановка

Когда мне было пятнадцать мое сердце остановилось впервые. Оно стояло долгие две минуты и усталый врач, ожесточенно протирая очки полой халата, сказал "Время".

Четыре часа тринадцать минут. У медсестры были волосы, как сухая солома, и облупленный красный лак на ногтях. За стеклянной стеной лежал парень с ожогами третьей степени и кричал, кричал всю ночь.

"Ты видел что-нибудь там?". Нет, ничего.

Когда мне исполнилось восемнадцать, сердце остановилось снова. У нее были волосы с седой прядью, а в зрачках заблудилось мое крохотное отражение. Она ходила легко, как ходят большие хищные кошки, скрывающие себя от тучных антилоп у водопоя. Я смотрел, как она режет хлеб, мягко пластая его большим блестящим ножом и время становилось смешным, зряшным, ненужным. Как песок в треснувшей колбе песочных часов. Все равно высыпется без остатка.

"Ты это я". Нет, но тогда это не имело значения.

Мое сердце остановилось в третий раз, когда северное холодное море застыло мертвым янтарем. Ветер превратился в мятую бумагу, а дюны в выцветшую фотографию. Я чувствовал, как сквозь чешую, разрывая меня изнутри прорастает треугольный плавник, а кожа моя становится месивом из крючковатых зубов.

"Мы будем друзьями? Или будем работать вместе? Или то, и другое?". Нет. Мы будем вместе резать их спящих.

Время. Четыре тридцать. Пульс ноль.